Посланцы Петра Великого (Часть 2 из 6)

Экспедиция Бухгольца

Князь Матвей Петрович Гагарин, назначенный в 1710 году сибирским губернатором, сообщил Петру I, что по поступившим к нему сведениям близ города Еркеть (Яркенд) имеется много песочного золота, которое якобы промышляют в большом количестве «с помощью попон, ковров и сукон местные жители во время половодья». Это сообщение заинтересовало царя, уделявшего большое внимание разведке золотых и рудных месторождений. Но его заинтересовало не только золото, столь необходимое для завершения затянувшейся войны со шведами, а желание проникнуть в глубь Сибири, чтобы еще больше укрепить могущество Российского государства, проторить торговые пути на Восток.

На поиски Еркети «по именному его царского величества указу» от 22 мая 1714 года под командованием лейб-гвардии Преображенского полка подполковника Ивана Дмитриевича Бухгольца была снаряжена экспедиция, в состав которой кроме офицеров и солдат Преображенского полка были включены «воинские люди» Московского полка.

Небезынтересен и сам царский указ, который мы цитируем с незначительными опущениями:

«1. И ехать тебе в Тобольск и взять там у помянутого… губернатора 1500 человек воинских людей и с ними иттить на Ямышево озеро, где велено делать город. И пришед к тому месту, помянутых людей в той новостроенной крепости и около ее, где возможно расставить на зимовье для того, чтоб на будущую весну, сколь возможно скорее и теми людьми собравшись иттить далее к помянутому городку Еркети.

2. И как… пойдете от Ямышева к Еркети, то… дорогою иттить такою, где б была для людей выгода также в некоторых угодных местах, а именно при реках и при лесах делать редуты для складки провианту и для коммуникации. И чтоб редут от редута расстоянием больше не был как дней шести или по неделе времени от одного к другому было на переход. И в тех редутах оставлять по нескольку человек… по своему усмотрению.

3. А когда бог поможет до Еркетя дойтить, тогда трудится тот городок достать и как оным с помощью божию овладеете, то оный укрепить и проведать подлинно каким образом и в которых местах по Дарье реке тамошние жители золото промышляют.

4. Потом также стараться проведать о помянутой Дарье реке, куда она устьем своим вышла.

5. Сыскать несколько человек из шведов, которые искусны инженерству и артиллерии и которые в минералах разумеют, которых с воли губернаторской взять также и в протчем во всем делать с воли и совета губернаторского.

6. В протчем поступать как доброму и честному человеку надлежит во исполнении сего интересу по месту и коньюктурам».

Таким образом, цели экспедиции И.Д.Бухгольца были четко определены, который предписал своему сподвижнику по многим походам и военным баталиям, не только разведать месторождения золота, но изучить географию Прииртышья, заложить на реке ряд крепостей и редутов. Это имело не только важное экономическое, но и политическое значение для России.

Петр I, поручая И.Д.Бухгольцу возглавить весьма ответственное предприятие, прозорливо предвидел, с какими трудностями могут столкнуться первопроходцы. Поэтому по совету царя в состав экспедиции были включены инженер-поручик Каландер, попавший в плен во время знаменитой битвы русских войск со шведами под Полтавой в 1709 году, судостроители, канонеры, пушкари, кузнецы, мореплаватели и рудознатцы.

Прибыв в Тобольск, И.Д.Бухгольц развернул бурную деятельность по комплектованию и снаряжению экспедиции. Однако сибирский губернатор князь Матвей Петрович Гагарин не выполнил всех указаний царя, проявил медлительность и нерасторопность по формированию экспедиции и ее снаряжению вооружением, боеприпасами, обмундированием, продовольствием, судостроительными и плотницкими материалами. Не случайно поэтому Бухгольц доносил царю: «Во всем мне от него великое задержание… В Тобольску, государь, как я прибыл, припасов воинских: лядунок, перевезей, партупеев, лопаток, заступов, кирок, мотыг, топоров, буравов, долот, ни к пушкам ядр и никакой амуниции, ни телег походных, ни ящиков патронных, ни людям мундиру ничего не было, о чем о всем сведом господин губернатор… А подлинова и вернова о ведомца о песошном золоте близ Еркета господин губернатор мне не дал..».

Несмотря на категорические предписания Петра I, снаряжение экспедиции проводилось медленно, с большими трудностями. Боясь упустить благоприятное время для похода, Иван Дмитриевич Бухгольц отдал распоряжение о выступлении из Тобольска. В июле 1715 года участники экспедиции погрузились в 30 дощаников и 27 больших двадцативесельных лодок и двинулись вверх по Иртышу. В Таре их поджидал табун лошадей. Драгуны оседлали коней и тронулись в путь сухим путем, охраняя караван судов с провиантом, оружием, боеприпасами и другими грузами от внезапного нападения джунгар.

Продвигались медленно. Поэтому устье Оми прошли без продолжительной остановки для закладки редута. К Ямышевскому озеру, на берегах которого Петр I повелел заложить крепость, экспедиционный караван прибыл 1 октября 1715 года. Выгрузившись на берегу небольшой речки Преснухи, все участники экспедиции приступили к строительству земляного вала, созданию оборонительных сооружений и жилья. За неимением леса строения возводились из дощаников, на которых участники экспедиции прибыли. Строительство осуществлялось быстрыми темпами по плану инженера-поручика Каландера под руководством самого Бухгольца, который поторапливал людей, чтобы до выпадения снега завершить возведение всех сооружений. Когда работы подошли к концу, «в четвертую пятницу зенгорцами (джунгарами. –С.Ч.) на крепость было учинено нападение. И хотя из крепости при многом сопротивлении они были выгнаты, но оне крепость со всех сторон так облезли, что никак невозможно было и губернатора об оном уведомить. И прибывали в осаде до апреля месяца, а между тем сделалась с людьми зараза», - свидетельствуют архивные документы.

 

Ямышевскую крепость осадило войско джунгарского хана Цэван Раптана «многолюдством… тысяч десяти и больши… И бился он (Бухгольц) с ними двенадцать часов, и спомощью божею от крепости и от других мест отбил и оной неприятель недалеко стал… и отнял коммуникацию», - докладывал впоследствии Бухгольц сенату. Среди осажденных начался голод. Единственный караван с продовольствием, направленный из Тобольска для подкрепления осажденной Ямышевской крепости, был перехвачен. Каких-либо иных эффективных попыток оказания помощи героическим защитникам крепости сибирский губернатор М.П.Гагарин не предпринял, хотя Петр I, находящийся в то время за границей, из Копенгагена наставлял его «всемерно пещись об успехе предприятия».

Тревожное сообщение о неудачно сложившейся судьбе экспедиции стали достоянием Петра I, который, несмотря на свою большую занятость государственными делами, внимательно следил за ее состоянием.

С борта корабля «Ингерманланд» разгневанный царь писал сибирскому губернатору: «…При отъезде нашем из Питербуха, довольно вам приказывали не только что по тем указам исполнять, но и самому тебе велели к нему (Бухгольцу) съездить и видетца и подлинно о всем определить, о чем паки вам подтверждаем, дабы вы, конечно, по тем указам исполнили, в чем можете ответ дать, еще ли не исполните по указу. Петр».

А между тем в Ямышевской крепости за зиму погибло от голода и болезней около 2300 человек…

На военном совете было принято решение оставить крепость. И как только на Иртыше закончился ледоход, оставшиеся в живых 700 участников экспедиции, разрушив все крепостные сооружения, «забрав все припасы на суда, следовали вниз по реке Иртышу и дошед до устья реки Оми, которая с восточной стороны в реку Иртыш впадает, и остановясь при оной (Бухгольц) рапортовал князю Гагарину не повелено ль будет при устье Оми по строить крепость, где б можно было людей и припасы для предбудущей надобности оставить».

Чтобы каким-то образом оправдать свою безынициативность, приведшую к потере Ямышевской крепости и большим человеческим жертвам, князь Гагарин ухватился за предложение подполковника Бухгольца. Он не только «представление его за благо принял, но и послал к нему для дополнения полков 1300 человек рекрут, которые при устье реки Оми на южном берегу малым земляным валом в фигуре правильного пятиугольника сделали и обнесены полисадом и рогатками во оном 1716 году».

Строительство Омской крепости осуществлялось «под смотрением» поручика артиллерии инженера Каландера, чудом оставшегося в живых во время эпидемии на Ямышевском озере.

Военные укрепления крепости на Оми, как об этом свидетельствуют архивные документы и чертежи, состояли из пяти бастионов, земляного вала с деревянным полисадом изнутри. С внешней стороны вал был обведен рвом и обнесен рогатками. Работы по укреплению крепости продолжались на протяжении нескольких десятков лет. Наводился мост, возводились церковь, провиантские магазины и амбары, склады с оружием, пороховые погреба, казармы, лазарет, гауптвахта, а затем стали строиться обывательские дома.

Никольские, Спасские, Знаменские, Шестаковы ворота открывали путь в Омскую крепость. Но все это было потом…

И.Д.Бухгольц был отозван для объяснения и расследования причин неудачи экспедиции в Петербург. За лихоимство и злоупотребления сибирский губернатор князь М.П.Гагарин в 1717 году также был отозван в Петербург, где после проведенного расследования в 1721 году «за неслыханное воровство» и провал экспедиции Бухгольца был приговорен к смертной казни и повешен на Сенатской площади.

Комендантом Омской крепости был назначен майор Вельяминов-Зернов. В 1717 году новая экспедиция под командованием Ступина достигла Ямышевского озера и восстановила Ямышевскую крепость «по прежнему начертанию», и в этом же году основала Железинскую крепость.

Ямышевская крепость была построена в фигуре полушестиугольника на высоком берегу Иртыша. Она была укреплена высокими деревянными стенами и обнесена со стороны реки полисадом, которая «с самого своего построения нарочито знатным местом учинилась».

Чтобы не повторить неудачу экспедиции Бухгольца и оградить Ямышевскую крепость и соляные разработки, обеспечивающие солью сибирские города, от нападения джунгаров, в 1717 году в верховьях Иртыша из Тары был направлен отряд казаков для «сыскания еще мест к крепостному строению способом, который в том же 1717 году дошел до верхнего устья протоки реки Иртыша, Колбасунская заостровка называемое, откуда по прямой дороге до Ямышевской крепости шитается 90 верст, и там назначил быть зимовье. А в 1718 году подполковником Ступиным и крепость построена и названа Семипалатною, по имени семи палат, которые от оной крепости в 17 верстах находятся. Она построена как Ямышевская деревянная, только фигуру имела четвероугольника».

Пока подполковник Ступин занимался постройкой новой крепости, капитан Алексеев с караваном судов, груженных «съестными припасами», поздней осенью 1718 года двинулся из Ямышевской крепости к Семипалатинской, но из-за начавшейся сильной шуги и замерзания реки «для збережения съестных припасов построил там крепость, которая и назвалась Долонская. Она от Семипалатинской была в 40 верстах и в 1722 году яко излишняя сломана».

Но на этом продвижение русских землепроходцев в верховья Иртыша не приостановилось, поиск полезных ископаемых и освоение края продолжалось.

ИсточникС.Е.Черных. Начало положила крепость. Сборник статей, очерков. / Управление архивами Восточно-Казахстанской области, государственный архив Восточно-Казахстанской области; Сост. Л.П.Рифель. Усть-Каменогорск, 2004 - 67 с.


Комментарии

Нет комментариев

 Усть-Каменогорск

Добавлено Freddy651 5 лет назад

Посмотреть на карте

 Популярные точки области

Усть-Каменогорск (Материалов: 69)

Токтамыс (Материалов: 5)

Риддер (Материалов: 3)

Семей (Материалов: 3)

Зайсан (Материалов: 2)

Зыряновск (Материалов: 2)

Глубокое (Материалов: 1)

Большенарымское (Материалов: 1)

Усть-Таловка (Материалов: 1)

Кокпекты (Материалов: 1)

 ТАКЖЕ МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ:

0 комментариев | Автор: PetrPavl

0 комментариев | Автор: PetrPavl

1 комментарий | Автор: Freddy651

0 комментариев | Автор: Adil__Ka